Реконструкция интерьеров

Июль 23rd, 2007

Он работал дизайнером в студиях программ «Гордон» и «Я сама» на телеканале НТВ, «Золотой ключ» и «Вести» на РТР, а также много лет посвятил частной практике.

Сейчас у него собственная студия «Re: конструкция» в Москве, занимающаяся проектированием и дизайном жилых и коммерческих помещений.

Компания «Люминатор» пригласила Антона Волошина в свой салон на Оружейном переулке, чтобы взять интервью у профессионала и просто интересного человека.

Интервью с дизайнером. Антон Волошин.

Люминатор.

Для начала, Антон, расскажите немного о студии.

Антон.

Студия состоит из меня и «наемных работников», фрилансеров. Но, фактически, я работаю один. То есть, проект полностью мой.
Что касается смежников… Допустим, по проекту «Квартира Ивана» — это Наталья Скобкина. Она занималась концептуальной частью проекта (выжимала из заказчика, что он, собственно, хочет; делала мудборды), а я — непосредственно реализацией (на основе полученных данных решал вопросы «что, как и где», «где это разместить», «как связать» и т.д.). Например, реализацией идеи размещения кельтских узоров на стенах и потолке, которые исчезают и появляются под определенным углом освещения.

Кельтские узоры на потолках и стенах.

Интервью с дизайн студией. Квартира Ивана.

Люминатор.

Натуральные материалы любите?

Антон.

Нет четких предпочтений… Я использую те материалы, которые соответствуют текущей задаче.

У меня есть проекты, в которых вообще всё выглядит пластмассовым.

Люминатор.

Как считаете, минимализм применим в русской культуре или нет?

Антон.

Некоторые заказчики хотят сделать что-то в этом стиле. Особенно, когда ни разу не пользовались подобным интерьером.

В общем-то, это не самый человечный подход к жилью. Все равно все люди достаточно «бардачные». Да, я такое делал, но жить бы там не хотел. Но если это нужно заказчику — почему бы и нет.

Люминатор.

Антон, только честно, свой почерк в работах часто проявляете или больше внимаете пожеланиям клиента?

Антон.

Никогда не делаю квартиры для себя. Это дом для клиента. Что заказали, то и сделаю.

Моя задача состоит в том, чтобы помочь избежать ошибок, а также оптимизировать процесс и привести его к конечному результату.

Но очень часто люди пытаются вмешаться. «Может, тут лучше зеленую плитку?» «Может, и зеленую, но та красная, которую я придумал, соответствует тому шкафу». И так далее.

И, тем не менее, к конечному результату, оговариваемому с самого начала, мы идем вместе с клиентом. Это наша общая дорога, потому что в процессе работы всегда возникают вопросы.

Люминатор.

Значит, клиенты часто принимают активное участие в создании интерьера?

Антон.

Да, часто. Например, проект «Дом Виктора и Дженнифер».

Тут активное участие принимала Дженнифер Галленкамп. У нее очень хороший вкус. Она очень много путешествовала, жила в Мексике, в Америке. В общем, видела массу красивых вещей. И, кстати, обвинять американцев в дурном вкусе — крайне преждевременно. Те, кто не был в Америке, судят по фильмам. Не стоит… Там тоже думают, что у нас медведи ходят по Красной площади, а мы на них охотимся и это наше основное занятие.

Так вот. Большинство предметов либо Дженнифер сама выбирала, либо мы вместе. К примеру, некоторые диваны, светильники, картины, антикварные штучки, предметы декора, — это всё из их коллекции и всё весьма и весьма кстати.

Многое мы заказывали у американских производителей…

Светильник из коллекции Дженнифер.

Интервью с дизайнером. Квартира Виктора и Дженнифер.

Люминатор.

Да, мы недавно тоже получили несколько каталогов американской мебели и света. У них довольно специфический стиль.

Антон.

Более традиционный, я бы сказал.

Вся прелесть в том, что они вообще не экономят на материалах. Если краска, то восемь слоев.

Фабрика Restoration Hardware предлагает шикарные вещи. Потрясающее качество за очень доступную цену. И это действительно ручная работа, настоящая патина, например. Да, согласен, они не используют никаких продвинутых технологий, но зато делают всё настолько добротно, что вызывают уважение.

Люминатор.

Отлично! Давайте вернемся к проекту «Квартира Ивана». Вот, например, интересные шары под потолком…

Антон.

Tom Dixon Co. UK. Британская компания, основанная Томом Диксоном. Всего три года назад о ней вообще никто не слышал. Сейчас — это довольно популярная компания.

«Квартира Ивана».
Люстры Tom Dixon.

Интервью с дизайн-студией. Люстры Tom Dixon.

Люминатор.

Интересно оформлен светом санузел. Расскажите, пожалуйста.

Антон.

Суть в том, что Иван в детстве мечтал пожить в рыцарском замке, мечтал стать настоящим рыцарем.

Но замки особо не приспособлены для жизни. Нет ни отопления, ни горячей воды. Последнее, что я видел, это замок Кортеса в Мексике: огромные залы по триста квадратных метров с единственной кроватью, парой масляных светильников и ночным горшком. Там жить нельзя!

Поэтому мы решили сделать так: о замке повсюду будут лишь напоминания. Эдакий, «Замок-музей». Над сантехникой в санузле расположили специальные, сконструированные мной, музейные светильники, в самой глубине которых находятся лампы. Получилось так, что ими освещались только сантехприборы. Это и создало необычный таинственный эффект.

Ведь унитаз в старинном замке это необычно?! (Смеется.)

Интервью с дизайнером. Оформление санузла.

Люминатор.

Получается, вы сами изготовили этот светильник. Мы, кстати, слышали, что и мебель вы делаете сами. Это правда?

Антон.

Этот светильник я сделал сам… И мебель изготавливаю, а также другие предметы интерьера. Но не для продажи. То есть, не для получения дохода, а для создания некой атмосферы в интерьерах моих клиентов. Это всё для узкого круга пользователей.

Дизайн предметов для меня — игра. И поиграть в нее я люблю.

Вот, например, «сталинское» зеркало — прекрасное ничего особенного: и сказать нечего, и нравится всем. Или стол, где столешница висит на куске ткани.

Необычный стол.

Интервью с дизайнерами. Мебель ручной работы.

Люминатор.

Антон, как Вы считаете, развита ли школа промышленного дизайна в России?

Антон.

Промышленный дизайн может существовать в стране, где есть легкая промышленность. Причем, активная легкая промышленность.

У нас пытаются что-то сделать, например, в студии Артемия Лебедева. Там работают хорошие ребята, талантливые, вопросов нет. Но фактически, дизайном заработать нельзя. Поэтому, о какой школе может идти речь?

Промышленный дизайн это не академический вид искусства: он не может существовать в отрыве от промышленности.

При том, зарабатывать деньги на дизайне вещей в России очень тяжело. Здесь это не высокооплачиваемая профессия и не бизнес. А дизайн должен быть бизнесом, чтобы была школа и все остальное.

Да и русские предприниматели пока с подозрением к нему относятся…

Люминатор.

А как обстоит дело с дизайном интерьеров?

Антон.

В России люди готовы много платить за дизайн интерьеров. На порядок больше, чем в Европе. Возьмите среднее московское кафе и кафе, например, в Амстердаме. Денег в московское вложено намного больше.

Но я деньгами своих клиентов не разбрасываюсь.

Люминатор.

У Вас есть теория «Вещности предметов». Расскажите, пожалуйста.

Антон.

Да, я считаю, что любой предмет должен выполнять свою определенную функцию. Стул должен быть стулом, а тарелка должна быть круглой. То есть, вещь должна быть, прежде всего, сама собой, а потом уже изыски.

Я не люблю дизайн ради дизайна. Вот, компания Apple делает вещи, которые понятны «сами собой». Уважаю. Мы сразу понимаем, первая кнопка нужна для того, чтобы играло, а вторая — чтобы не играло. Не нужно никакого руководства пользователя!

У каждой вещи есть интерфейс, даже у дивана. Если диван настолько сложный, что ты не знаешь, как на него сесть, то такое совершенно неприемлемо. Это чужая вещь. Для меня точно. Смотрите, есть некая европейская традиция восприятия, и мы в ней живем, а есть азиатская традиция восприятия. У японцев отличная, одна их лучших в мире, школа дизайна, но с точки зрения европейца многие японские вещи некрасивы. Японцы делают для японцев. Понимаете…

Люминатор.

А Вы стремитесь делать «понятное и без излишеств»?

Антон.

Знаете, иногда клиент хочет потолок в восемь ярусов. В таком случае, можно у него сразу спросить: «А зачем? Что Вам это даст?» Он ответит: «Буду чувствовать себя крутым с такими потолками!». Хорошо, значит, мы будем выполнять функцию «ты крутой» и сделаем так, чтобы потолок получился великолепным.

Со стороны клиента такой запрос выглядит совершенно нормальным: у человека просто повышается самооценка, когда он находится в помещении со сложным потолком.

Но, всё же, лишнего декора я стараюсь не использовать. Например, если есть функция «позволить Ивану почувствовать себя живущим в старинном замке», то мы постараемся ее выполнить, используя минимально возможный набор средств.

Люминатор.

Кстати, как Вам удалось создать такую таинственную атмосферу в квартире Ивана?

Антон.

Грубое дерево, бетон, как современное напоминание о камне, сланец на полу в ванной. И на этом холодном фоне жирные линии — богатые ткани, покрывала, восточные фонари. Рыцари, завоевывая земли, всегда что-то привозили с собой из путешествий.

Люминатор.

Интересный получился интерьер. Антон, а каких проектов у Вас больше: жилых или нежилых?

Антон.

Дизайн офисов и магазинов мы делаем нечасто. Да и не очень это интересно, потому что редко встречаются компании, готовые потратить деньги на создание необычной обстановки в офисе.

Люминатор.

Спасибо, Антон. Желаем Вам творческих успехов!

Антон.

Спасибо.


Если вам понравились работы студии «Re: конструкция» — вы можете посетить их сайт.

Комментарии (2) на «Реконструкция интерьеров»

  1. Nike

    Интересное интервью, спасибо.

  2. Троль

    Да я подумаю теперь над своим интерьером, спасибо статья интересная

Оставить комментарий